Путин. Прямая линия

visibility
Разговор Президента с населением в форме вопросов и ответов практикуется в нашей стране уже в 11-й раз.

В этом году «прямая линия» получилась самой продолжительной – 4 часа 48 минут. Прислано около 3 миллионов вопросов, отвечено на 85. «ВР» тоже послал свой «крик души»: «Почему на федеральном уровне не решается вопрос спасения лесов, которые удалось сохранить во время масштабных лесных пожаров в 2010 году, от расплодившихся вредителей? В итоге от жуков-короедов в Выксе гибнет больше леса, чем от огня». В эфире он не прозвучал, но надеемся, что реакция Президента всё равно будет. Зато попали в прямую трансляцию два вопроса других нижегородцев. Что ответил Путин нашим землякам?

Жительница Нижегородской области, индивидуальный предприниматель.

Вопрос по телефону:

– Я обращаюсь к вам от лица всех предпринимателей, пожалуйста, помогите нам. Нам подняли очень высокие налоги. Мы проживаем в сельской местности, у нас просто нет возможности платить их. Я Вас очень прошу, помогите, пожалуйста.

В. Путин: Это не налоги, это отчисления в социальные фонды, прежде всего, в Пенсионный. Понятно, что эти решения принимались для того, чтобы сбалансировать пенсионную систему. Но я согласен с тем, что они оказались очень сложными для выплаты. И не столько даже для средних предприятий, я уж не говорю о больших, сколько для самозанятых людей и особенно в сельской местности.

Вы не представились, я, к сожалению, не знаю, как Вас зовут, но я с Вами полностью согласен. Многие представители самозанятой части нашего бизнеса говорят о том, что остаётся два выхода: либо уходить в тень, либо сворачивать свою деятельность. И то, и другое очень плохо, но второе – просто запредельная вещь, потому что нам нужно этих людей сохранить.

Сейчас рассматривается несколько вариантов решения проблемы. Один – я считаю его основным – заключается в том, чтобы вернуться к той системе, когда перечисление в фонды происходит на базе одного МРОТа для тех предпринимателей, оборот которых составляет не более 300 тысяч рублей в год. У кого превышает – применять повышающуюся шкалу – один МРОТ плюс один процент к той величине, которая будет больше 300 тысяч. Схема расчётов несложная, но есть проблема, которая до сих пор вызывает споры в Правительстве.

Поэтому попрошу коллег в Правительстве ускорить это решение на основе той формулы, которую я только что изложил.

Дмитрий Кокарев, трёхкратный паралимпийский чемпион по плаванию, житель Дзержинска:

– Я здесь выступаю от имени всех паралимпийцев летних видов спорта. И хотелось бы сказать слова благодарности за то, что Вы нас так поддерживали, хорошо встретили в Кремле. У меня вопрос вот в чём. Наша команда является одним из лидеров вообще всех сборных паралимпийских летних команд. Чтобы в 2016 году в Рио-де-Жанейро хорошо выступить, нам катастрофически не хватает специализированных спортивных баз именно для спортсменов-колясочников. Документы на такой спортивный центр уже подписаны и отправлены в Москву, но что-то там затормозилось. Он должен был быть построен совместно с правительством Нижегородской области и Министерством спорта Российской Федерации. Будет ли он всё-таки у нас построен? Потому что в Европе такие центры существуют, и в том числе даже на Украине. Неужели мы хуже Украины? (Аплодисменты.)

В. Путин: Откровенно вам скажу, я не знаю, конечно, о договорённости Минспорта непосредственно с Нижегородской областью, но обещаю, что обязательно вернусь к этому вопросу. Сейчас просто не могу Вам ничего сказать. Постараюсь сделать так, чтобы этот проект был реализован, мы его подтолкнём. Хорошо?

Д. Кокарев: Можно ещё пару слов?

В. Путин: Ещё пару слов? Ну давайте.

Д. Кокарев: Вы упомянули общие расходы на зимнюю Олимпиаду, а нам нужно всего полтора миллиарда. Это немного.

В. Путин: Да, паралимпийцы считать умеют! И выступать умеют, и добиваться побед умеют, и считать тоже...

Дмитрий Смирнов, по материалам стенограммы прямой трансляции.
Фото из открытых интернет-источников

blog comments powered by Disqus