Сложные вопросы ЖКХ

account_circle
visibility
Вопросов, касающихся коммунальной сферы, всегда много. Пример тому – регулярные тематические телефонные линии в администрации округа.Какую бы тему для обсуждения

Вопросов, касающихся коммунальной сферы, всегда много. Пример тому – регулярные тематические телефонные линии в администрации округа.

Какую бы тему для обсуждения не заявляли, будь то развитие предпринимательства или, скажем, особенности пожароопасного периода, непременно два-три звонка, а то и больше – о проблемах ЖКХ. Значит, народ стремится получить ответы любым способом. Зайдите на карту проблем сайта муниципальной власти: та же картина. Люди требуют, возмущаются, «сигналят» о сбоях в хозяйстве, именуемом жилищно-коммунальным. То же можно сказать и о связи «Выксунского рабочего» с читателями: в основном, обращения последних относятся к сфере ЖКХ. Разумеется, характерно это не только для Выксы. Указанная сфера уже давно является притчей во языцех для всей страны. Не случайно в Государственной Думе РФ настоящего созыва сформирован отдельный комитет по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству (ранее эти позиции были в ведении комитета по строительству). Огромный пласт нормативных актов, направленных на урегулирование широчайшего спектра нюансов ЖКХ, прирастает новыми и новыми законами. Упомянутый комитет получил «в наследство» от законодателей предыдущих созывов аж 200 законопроектов. Верстаются и новые. Но вопросы остаются.

 

Ответы на некоторые из них искали руководители муниципальной власти округа, представители ресурсоснабжающих организаций, председатели ТСЖ и советов домов (приглашённые директора управляющих компаний, сказавшись занятыми, к сожалению, прийти не смогли) на «круглом столе», организованном редакцией «Выксунского рабочего». Он так и назывался: «Сложные вопросы ЖКХ: ОДН, ТБО, социальные нормы». В силу того, что в работе «круглого стола» принял участие депутат Государственной Думы РФ, член комитета по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Анатолий Шеин, сакраментальному «это федералы придумали, а в глубинке сидят простые исполнители» места не было. Федеральный парламентарий, который ранее работал в руководящем звене муниципальной власти Дзержинска и знает особенности нижегородского региона не понаслышке, дал исчерпывающие комментарии по действующему законодательству.

 

Сложные вопросы ЖКХВо вступительном слове Анатолий Шеин отметил актуальность заявленной темы, разнообразие вопросов, присланных читателями «ВР». Депутата ГД РФ спрашивали, не санкционирует ли, по его мнению, введение платы за ОДН неэффективность управления многоквартирными домами, делая заложниками собственников, которые вынуждены оплачивать шаги, не просчитанные чиновниками? Например, при расчёте ОДН не учитываются объёмы, потреб-лённые проживающими без регистрации людьми, сторонними потребителями, которые просто-напросто присоединились к дому и «паразитируют» на нём, магазинами на первых этажах, принадлежащими ИП и пр. Добросовестные потребители не без оснований полагают, что всё это существенно увеличивает их расходы.

 

Интересовались, отчего бремя оплаты ОДН коснулось и проживающих в квартирах по социальному найму, собственником которых является муниципалитет.

 

Ходатайствовали о законодательном урегулировании механизма контроля правильности снятия показаний с общедомовых приборов учёта, а также допустимого процентного соотношения объёмов потребления собственниками (согласно показаниям приборов учёта) к объёмам ОДН.
Не забыли о пресловутом «выносе мусора с квадратного метра» и «поездках на лифте на первый этаж».

 

Уточнили и «вилку» социальной нормы, пределы которой установлены Правительством РФ, а конкретная величина утверждается непосредственно руководством регионов. Попросили и разъяснений по поводу введения регионального оператора по капремонту.

 

Игорь Матюков, глава МСУ округа:

 

– Для начала давайте сами для себя уточним, причём не на языке протокола: что такое ОДН, и откуда они берутся.

 

Игорь Раев, глава администрации округа:

 

– Проще всего сделать это на конкретных примерах. Допустим, в многоквартирном доме есть подвал, где люди хранят банки с припасами. Пошёл кто-то за банкой, включил свет, ушёл, а лампочка так и осталась гореть на недели. Ещё: ночь, кто-то поздно возвращается, нет, чтобы выключить за собой свет в подъезде, – лампочка опять горит. Ещё: в квартирах в межсезонье холодно, народ пользуется обогревателями. Находятся умельцы, которые «подсоединяются» к «общим» проводам, вот и нагорает… Отсюда и перерасход по общедомовым нуждам.

 

Людмила Аксёнова, председатель ТСЖ «Центральное»:

 

– Люди об этом знают, соответственно, понимают и необходимость экономии. Однако управляющие компании нередко уходят от эффективности управления, перекладывая бремя платы за ОДН на жителей. Все мы знаем случаи, когда жильцы получали квитанции, где сумма платы за ОДН превышала сумму за личное потребление. Что по этому поводу говорит Госдума?

 

Анатолий Шеин:

 

– Ещё в феврале текущего года премьер-министр Дмитрий Медведев был поставлен в известность об отсутствии готовности на местах к взиманию платы за ОДН, поскольку механизм процесса не был заранее конкретизирован. Положение, на мой взгляд, исправило Постановление Правительства РФ №344 от 16 апреля. Этот документ достаточно объёмный, он регламентирует массу позиций, от понятия общедомовых помещений до проблемы квартир, где фактическое количество проживающих, то есть потребляющих услугу, в разы превышает количество зарегистрированных.

 

Если в двух словах отвечать на поставленный вопрос, суть в следующем: плата за ОДН не должна превышать плату за личное потребление. Когда это происходит, разницу в суммах оплачивает управляющая компания. В идеале должны быть приборы учёта и общедомовые, и в каждой квартире. Ответственность за несанкционированные подключения также несёт управляющая компания. Пример: к дому подключается компания сотовой связи, устанавливает на крыше антенну. Разрешение на это даёт УК, жителей никто не спрашивает. Но счётчиком это оборудование не снабжено, значит, расходы энергии оплачивают жильцы. То же относится к магазинам на первых этажах. Наличие у них приборов учёта тоже должно контролироваться компанией.

 

Игорь Раев:

 

– Таким образом, если у жильца ОДН превышает личное потребление, он может инициировать общее собрание собственников и ставить вопрос о смене управляющей организации. И уже с новой компанией заключать договор, в котором прописывается её обязанность оплачивать упомянутую разницу.

 

Людмила Аксёнова:

– Надо продумать ещё такой момент. ОДН рассчитывается пропорционально площади квартиры. Представим: пенсионер проживает один на 60 кв. метрах, экономит изо всех сил, но…

 

Татьяна Щукина, председатель совета дома:

 

– Система начисления ОДН нуждается в корректировке. Пример: человек уходит в 7 утра на работу, в 18.00 возвращается, а в 19.00 уезжает по своим делам до ночи. Он не пользуется ни чердаком, ни подвалом, свет на лестнице к нему тоже отношения не имеет. Почему он должен платить? Что до инициативы людей, о которой здесь говорилось, не руководствуется ли Госдума тем, что именно жильцы должны решать вопросы содержания дома?

 

Анатолий Шеин:

 

– Собственники квартир должны в этом процессе участвовать! Безусловно, нужно адаптировать закон к конкретным реалиям. Нужно и обучать граждан пользоваться данными им правами.

 

Денис Скалкин, первый заместитель главы администрации округа:

 

– Здесь встаёт проблема оборудования приборами учёта. У нас в округе они установлены на всех домах. Но не все граждане торопятся оборудовать ими свои квартиры. Говорят, нет стимула, и это справедливо: часто людям выгоднее платить по нормативам, а не за фактическое потребление.

 

Анатолий Шеин:

 

– С 1 июля следующего года вводятся повышающие коэффициенты на потребление энергии. Тогда этой выгоды не станет. Сложнее решить проблему с проживающими в квартире, но не зарегистрированными в ней потребителями. Нужен контроль со стороны управляющих компаний. К слову, в перспективе их деятельность станет лицензированной, что должно повысить профессионализм и уровень ответственности их работников, в том числе и в части начисления платы за ОДН.

 

Лиля Фролова, главный редактор «ВР»:

 

– Выксунцы, проживающие в неприватизированных квартирах, недоумевают: почему с них «берут за ОДН», когда собственником их жилья является муниципалитет?

 

Игорь Раев:

 

– Со стороны муниципалитета введение такой платы было осознанным шагом. Люди живут в условиях, одинаковых для приватизированных квартир и неприватизированных, значит, за условия эти должны платить. Естественно, что за человеком всегда остаётся право оформить жильё в собственность, по крайней мере, в течение срока, пролонгируемого законом.

 

Анатолий Шеин:

 

– Действительно, упомянутый срок уже не раз продлевался. Но параллельно Госдума готовит закон о деприватизации. Это тоже правильно. Представьте: была большая семья, приватизировали жильё. Потом все разъехались, и остался в огромной квартире один старик. Он собственник, должен платить, но как ему тяжело! Надо дать ему возможность вновь заключить договор социального найма.

 

Игорь Раев:

 

– С социальной точки зрения деприватизация целесообразна. Но при разработке закона следовало бы предусмотреть нормы, ограничивающие возможность воспользоваться данным на неё правом тем вполне обеспеченным гражданам, которые «из денег делают деньги». У нас в округе 20% неприватизированных квартир. Согласно проведённому мониторингу социально незащищённых людей среди проживающих в них единицы!

 

Анатолий Шеин:

 

– В целом, вопрос с собственностью непростой. Следует учесть тот факт, что у нас в результате 70 лет советской власти и последующим за ними периодом перехода к рынку появилась масса «бедных собственников». Люди не обучены, не имеют опыта управления собственностью! Через поколение-два ситуация может измениться, но пока… И это естественно.

 

Недавно я побывал в командировке в Северной Корее. Это закрытое пространство, где народ не платит ни за газ, ни за свет. Там карточная система на продукты питания, одеты все одинаково, нет частных автомобилей, Интернет и сотовая связь – только для высшего руководства государства. И знаете, народ вполне счастлив безо всякой собственности!

 

Другой пример – Албания, раскрывшая границы всего 16 лет назад. Прогресс налицо: строительство, благоустройство, те же собственники. У России так быстро не получается, вероятно, из-за её огромной протяжённости. Нам ещё работать и работать, заботиться о гражданах. Не каждый способен нести ответственность, в том числе материальную, за свою собственность.

 

Лиля Фролова:

 

– А как с заботой о гражданах соотносится то, что в Нижегородской области соцнорма на потребление электроэнергии 50 кВт в месяц? Для сравнения, в Орловской области – 190 кВт.

 

Анатолий Шеин:

 

– По вопросу соцнормы я обращался к губернатору Валерию Шанцеву. Нижегородская область сегодня входит в пилотный проект, норма «отрабатывается». Конечно, в сравнении с Орловской областью нижегородская цифра 50 кВТ кажется низкой. Однако губернатор подчеркнул, что в Нижегородском регионе действует закон о поддержке ветеранов, применяется и норма о том, что плата за услуги ЖКХ не должна превышать 18% от совокупного дохода семьи. В целом, в бюджете области предусмотрено 9 млрд рублей на различного рода социальные программы. Так что нижегородские социальные гарантии «перекрывают» орловщину.

 

Лиля Фролова:

 

– Ещё один, наиболее часто задаваемый читателями вопрос: до каких пор плата за вывоз ТБО будет начисляться, исходя из площади квартиры? Ведь понятно, что одиноко проживающий в большой квартире гражданин производит гораздо меньше мусора, нежели семья из шести человек, живущих в двухкомнатной «хрущёвке»!

 

Анатолий Шеин:

 

– Разумеется, существующее положение дел абсурдно. Но проблема в следующем. Дважды закон выносился на рассмотрение Госдумы. Но мусор в нём «идёт в привязке» к лифтам. Здесь тоже явная недоработка, так как плата за пользование им взимается и с жителей первых этажей. Однако лифт входит в общедомовое имущество, а мусор – нет. Сегодня стоит задача на законодательном уровне внести ТБО в разряд коммунальных, а не общедомовых затрат. Параллельно должен быть принят закон об утилизации ТБО. Только после этого разберёмся с мусором «с квадрата». Конечно, плату за его вывоз следует брать по количеству зарегистрированных в жилом помещении, с этим уже согласно и правительство РФ, и регионы.

 

Игорь Раев:

 

– Реформа ЖКХ идёт уже более десяти лет. Сроки её растянулись, получается далеко не всё, что задумано. Но некоторые выводы очевидны. Во-первых, «пробуксовка» преобразований приводит к тому, что профессия коммунальщика практически дискредитирована. Это недопустимо, поскольку в указанной сфере должны работать профессионалы. Пока не поздно, следует популяризировать труд работника ЖКХ, не то скоро останемся без кадров. Во-вторых, просто отлично, что сегодня жильцы находят в своих рядах управленцев. Но труд председателей ТСЖ, Советов домов обязательно надо оплачивать. Ответственность перед народом – дело серьёзное, на общественных началах здесь ничего не получится. В-третьих, законодатель поэтапно закрывает пробелы в праве, тем самым оптимизируя процессы, протекающие в столь непростой отрасли, как жилищно-коммунальное хозяйство.

 

В заключение. На «круглом столе» прозвучала фраза, точно характеризующая отношение к законодательству, в том числе и в сфере ЖКХ: «Законов должно быть поменьше, а писать их надо попроще». Трудно разобраться в массе нормативных актов, язык которых зачастую понятен только опытному юристу. А разбираться надо. Именно поэтому вопрос о создании регионального оператора по капитальному ремонту многоквартирных домов, который тоже обсуждался на «круглом столе», рассмотрим отдельно. Об особенностях нововведения читайте в одном из ближайших номеров «ВР».

 

Татьяна Снегирева. Фото Ксении Абдулхаковой

 

blog comments powered by Disqus