А в монастыре – небо ближе

visibility
За что я люблю свою профессию, так это за то, что дарит она порой удивительные встречи. На сей раз то

За что я люблю свою профессию, так это за то, что дарит она порой удивительные встречи. На сей раз то была поездка по святым местам Выксунско-Павловской епархии, по её монастырям.

Решение провести пресс-тур для журналистов епархии было принято на II-х Сретенских епархиальных чтениях по итогам «круглого стола» секции «Церковь и СМИ», по благословению правящего архиерея, епископа Выксунского и Павловского Варнавы. В поездке приняли участие журналисты светских средств массовой информации Выксунского, Павловского, Вачского, Чкаловского, Ардатовского и Благовещенского благочиний, а также сотрудники пресс-службы Выксунского металлургического завода (ОАО «ВМЗ») и представители усадебно-промышленного комплекса Баташёвых-Шепелевых (музея ВМЗ).

А в монастыре – небо ближеДальне-Давыдовский скит (Вачский район) и Николаевско-Георгиевский монастырь (с. Абабково Павловского района) основаны по благословению батюшки Серафима Саровского, третий монастырь – Свято-Троицкий Островоезерский – чудесен тем, что возвышается на острове посреди Ворсменского озера, хранит божественные святыни; четвёртый – Флорищева пустынь, мужская обитель, место уединённое и исполненное мощи монашеского подвига. Одно только название святых мест вызывает в душе трепет, а тут ещё и возможность посетить их и ощутить благодать, которая присутствует там.

А в монастыре – небо ближе…Субботнее утро было солнечным и тихим. Выехали от стен Иверской обители, незримо благословляемые батюшкой Варнавой Гефсиманским, чей памятник стоит на площади рядом с духовным училищем. По пути в наш автобус садились журналисты из Навашино, Чкаловска, Ардатова. Первым пунктом, куда мы отправились, был Дальне-Давыдовский скит. То, что он – дальний, убедились, когда проехали мимо него, запутавшись в переплетениях дороги, которая скорее напоминала лесную тропу. (Спасибо сотовой связи, созвонились, определились, выехали. Но два года назад и её тут не было). Нас уже ожидали старшая сестра обители матушка Руфина, благочинный Вачского округа протоиерей отец Александр и коллеги из Павлово, Ворсмы. История монастыря: видение Божией Матери благочестивой старице Неониле, благословение батюшки Серафима – «Здесь будет храм во имя иконы «Утоли моя печали», строительство, первые насельницы; процветание обители и её разрушение при советской власти; возрождение с 2001 года усилиями благотворителей. Восстановленная церковь уникальна настенными фресками, выполненными по старинной технологии. Оттого, наверно, в храме по-особому легко, а икона «Утоли моя печали» даёт надежду и прогоняет тревоги и печали. Так бы и стояла здесь в тишине и покое… По преданию, когда икону внесли в храм, колокола зазвонили сами.

Место, где стоит монастырь с живущими в нём семью сёстрами сегодня, глухое и даже уединённое. Как пошутила матушка: «Вода у нас в колодцах, газ в баллонах, электричество в проводах».

А в монастыре – небо ближеНа обратной дороге заехали в Берёзовку, где реставрируется первый на нижегородской земле храм в честь Александра Невского. Красоты будет необыкновенной, благодаря фарфоровому оформлению иконостаса и всего храма. Устроителями и украшателями его являются мастера этого искусства из Екатеринбурга, возродившие ремесло известного на весь мир Кузнецовского фарфора.

А в монастыре – небо ближе…Николаевско-Георгиевский монастырь хранит память о благочестивой страннице Лукии, в монашеском постриге – Лампадии. Сначала – богадельня, потом община, затем обшежительный монастырь. Он тоже пережил пору расцвета, разрушения, забвения, затем возрождения усилиями подвижниц уже века прошлого и нынешнего. Настоятельниц обители отличает духовный подвиг и неудержимое желание восстановить порушенное. Нам посчастливилось встретиться и побеседовать с нынешней настоятельницей игуменьей Никоной и её предшественницей 92-летней матушкой Иоанной.

А в монастыре – небо ближе

…Свято-Троицкий Островоезерский монастырь. Каждый, кто проезжал по дороге в Нижний, непременно мысленно спрашивал себя, что это за руины на острове посреди Ворсменского озера? И вряд ли кому приходила в голову мысль, что это остатки монастыря, возникшего чудесным образом в XVI веке. В последние несколько лет на острове стала возрождаться жизнь, из руин вознеслись купола церкви и красавица-колокольня… С первых же шагов по дощатому мостику, соединяющему с островом, появилось ощущение, что я перешла в какое-то иное измерение. Лёгкий ветерок шуршал в камышах, воздух был будто наэлектризован. Перейдя мостик, впереди, у церкви, увидели фигуру монахини. Её одежды развевались на ветру как крылья большой птицы. Приветливо встретив нас, она тут же сообщила о том, что мы находимся в уникальном месте. Монастырская земля хранит в себе крест с частицей Ризы Господней и множеством частиц святых мощей. Как это произошло? Давным-давно, при освящении воды в озере на праздник Крещения, в воду упал этот крест, а позднее на этом месте образовался земной покров, став основой для острова и монастыря. Старшая сестра обители Епистимия, которая встретила нас такими словами, рассказала и о других святынях монастыря.

А в монастыре – небо ближеСказала и повела в храм во имя Преподобного Михаила Милеина. Поднявшись по узкой и высокой лестнице, мы вошли в храм. Описать состояние, которое возникло, почти невозможно, будто попала в некий сгусток энергии. Я даже закрыла глаза, до того мощным был поток, в котором я оказалась. Встала, будто меня кто остановил. Епистимия читала молитву. Мы прикладывались к иконам, будто во сне. Потом она прочитала молитву Михаила Малеина о прощении врагов. Сильнее и мощнее ничего и никогда не испытывала.

А в монастыре – небо ближеФлорищева пустынь – четвёртый в тот день монастырь, в который мы приехали с опозданием. И если есть рай на земле, то он – здесь. Время тут идёт по своим законам: не спеша. Тишина стоит такая, что не хочется нарушать её разговором. Как сказал епископ Варнава, встретивший нас, тут такая тишина, что если даже работает техника (монастырь отстраивается и восстанавливается), её не слышишь. Это потому, что тишина воцаряется в твоём сердце. Мы провели в нём всего-то несколько часов, а узнали столько и постигли такие тайны духовной жизни, что узнаются годами. Поняла, почему наши русские писатели и философы так стремились в пустыни. За уединением, за сосредоточением, за возможностью постичь тайны бытия. Ведь недаром говорят, что в монастырях небо близко.

P.S. Подробнее о Флорищевой пустыни и о жизни 92-летней матушки Иоанны мы расскажем в следующих выпусках «ВР».

 

Елена Липатова. Фото Никиты Медельца и Татьяны Снегиревой

 

blog comments powered by Disqus