Не зря она звалась Татьяной

account_circle
visibility
Как устроительница, она возродила церковную общину

Разве могла когда-то девушка, которую при рождении нарекли Татьяной, предположить, насколько точно значение её имени – «устроительница, учредительница» совпадёт с предначертанным свыше или выбранным жизненным путём.

Она родилась и выросла в Полдеревке, в обычной крестьянской семье. Родители, Яков Васильевич и Мария Петровна, всю жизнь работали на земле, воспитали семерых детей. Татьяна была второй дочкой и отличной помощницей маме. Отец был ярым коммунистом, председателем колхоза, участвовал и в гонениях на церковь. А повзрослевшей Татьяне всё ближе становилось мировоззрение дяди (по линии матери) Ивана Петровича Лескина – священнослужителя, церковь в Полдеревке держалась на нём. Мама тоже была верующей, что, видимо, со временем сыграло определённую роль в выборе жизненного пути дочери. А сначала он был как у многих её подружек: успешно окончила школу, получила профессию (для этого поступила в ПТУ №53) и нашла работу. После училища удалось трудоустроиться на молокозавод, точнее, на сепараторный пункт в Чупалейке.

В 1947 году вышла замуж за Ивана Саратовцева. Через год у них родилась дочка, которую счастливые родители нарекли Марией. Но через три года в их семью ворвалась беда – после серьёзной болезни умер Иван Яковлевич. Тяжело переживала потерю, но надо было найти силы жить дальше и растить дочку. Да и характер у Татьяны Яковлевны был твёрдый, перед трудностями не пасовала, стойко переносила невзгоды. Эти черты выделяли её среди подруг. Татьяна была явным лидером, умеющим сплотить и организовать людей, поэтому именно она и стала во главе верующих, решивших возродить церковную общину.

В 1980 году это был смелый поступок – заявить советской власти о том, что в Выксе будет открыта церковь. Тогда этот вопрос рассматривался только на уровне федерального руководства. За советом, как и с чего правильно начать действовать, Татьяна Яковлевна вместе со своими верными помощницами ездила в областной центр, к митрополиту Николаю. Он давал очень ценные наставления, помогал правильно составить письма в официальные инстанции. Начали с того, что собрали деньги на покупку маленького домика, где могли вместе молиться. За разрешением на открытие молитвенного дома Татьяна Яковлевна ездила в Нижегородский кремль, к уполномоченному по делам религий. Настойчивость смелой женщины принесла плоды – уполномоченный разрешил священнику из Кулебак два раза в неделю приезжать в выксунский молитвенный дом для совершения обедницы (неполное богослужение).

Избушка действительно была очень тесной и не могла вместить всех приходящих, они толпились в дверях и с умилением в сердце, как вспоминают очевидцы, слушали псаломщика. Говорили, что звучал дивный голос, а его обладательница – Татьяна Яковлевна. Она хорошо понимала, чем могут обернуться её действия, но была непреклонна. Детям и родственникам своей веры не навязывала, а они очень переживали за неё, и поводов для этого было предостаточно.

Власть пыталась несколько раз «охладить пыл» Татьяны Яковлевны и её верных соратниц. Их несколько раз вызывали в прокуратуру, «на ковёр» в обком партии, на несколько дней сажали в «кутузку». Но это не испугало женщин, лишь придало сил и веры. Они продолжали свои хлопоты по открытию церкви. Однако это стало возможным только с началом перестройки, когда церкви начали возвращать то, что осталось от её имущества.

В Выксу наконец-то назначили первого после стольких лет запрета церкви священника – отца Геннадия (Колоколова). В мае 1988 года он вместе с матушкой и двумя детьми приехал в незнакомый городок, надеялся, что будет жить при храме, а оказался у его поруганных развалин. Татьяна Яковлевна пригласила к себе в двухкомнатную квартиру и стала отцу Геннадию первым помощником в деле восстановления храма как председатель приходского совета.

Помогала молодому священнику пробивать разрешение на передачу православной церкви Христорождественского храма. Ответа от местной власти ждали пять месяцев. А 26 октября, как вспоминает о. Геннадий, в день празднования Иверской иконы Божией Матери, во время службы лампадка у иконы внезапно закачалась. Как оказалось, это был добрый знак – наконец-то городское руководство «дало ход» письму о передаче храма Рождества Богородицы (точнее того, что от него осталось) церкви, направив запрос в область.

И работа закипела. Татьяне Яковлевне, а она уже была на пенсии, приходилось в стужу и на делянки ездить, контролировать заготовку леса, и стройматериалы пробивать и добывать. У неё в квартире была ещё и мастерская: шили церковное облачение, делали свечи и т.д. Татьяна Яковлевна до последнего была председателем приходского совета, старостой Христо-Рождественской церкви, и даже когда тяжёлая болезнь не позволяла выйти из дома, она оставалась в курсе событий, происходящих в жизни прихожан, интересовалась, как продвигаются работы по восстановлению местных храмов. Её большой личный вклад в укрепление и развитие духовного наследия отмечен несколькими наградами: Грамотой Патриарха Московского и всея Руси Пимена, орденом Русской православной церкви во имя святого равноапостольного великого князя Владимира (III степени), грамотами Нижегородского и Арзамасского митрополита Николая, медалью Русской православной церкви святого благоверного князя Даниила Московского, Благодарностью благочинного Выксунского округа, а ещё Почётной грамотой районной администрации и Земского собрания.

Недавно этой удивительной женщины не стало, но её главная мечта – открыть в Выксе церковь – сбылась. В настоящее время у нас действует не один храм, продолжается восстановление Иверского монастыря, отливающие золотом купола церквей и колокольный звон радуют душу.

 

Татьяна Щукина. Фото из семейного архива Саратовцевых

 

blog comments powered by Disqus