СВОБОДА ВЫБОРА ДАНА

account_circle
visibility
Турция. Гюзельюрт. Православный храм музейного значения. Группа рабочих соскабливает с его сводов старые фрески. Здесь вскоре будет мечеть. Кто-нибудь может представить себе обратную картину? Такую, как подготовку древней мечети к...

Турция. Гюзельюрт. Православный храм музейного значения. Группа рабочих соскабливает с его сводов старые фрески. Здесь вскоре будет мечеть. Кто-нибудь может представить себе обратную картину? Такую, как подготовку древней мечети к трансформации в православный храм? Едва ли, ведь Коран мусульмане изучают с малолетства. Изучение Библейских истин в школах после 1917 года, увы, постигла иная участь. Но вернёмся к фрескам. Почему такое стало возможным, и именно в Турции, где Византийское наследие есть основа для взаимодействия с Россией, страной, безусловно, православной?
Дело в менталитете, сложившемся вследствие специфики образовательной системы. В Турции большинство учебных заведений находятся под эгидой иных государств либо сект, потому и чувство патриотизма у молодёжи возникает к обучающей стороне, а не к родине. Отсюда и «запутывание представлений».


Учение – свет?
Намного ли лучше обстоят дела в России? Этот вопрос прозвучал в ходе XVIII Международных Рождественских образовательных чтений на секции «Духовное и культурное наследие Византии» направления «Пути Промысла Божия и свято-отеческое наследие». Председатель секции епископ Павлово-Посад-ский Кирилл, недавний благочинный Выксунского духовного округа, отметил: «Сегодня Россия определяет свой путь развития, соответственно, ставит перед собой цели и задачи во всех областях, в том числе и образовательной. Здесь нельзя обойти многообразие культурных традиций, базирующееся на историческом опыте. Вселенская православная культура связана в немалой степени с Византией, и всем нам важно научиться получать знания, сопряжённые как с историей Руси, так и других государств, и пользоваться ими».
   Знания эти почерпнуть можно (и нужно) в Священном Писании. Знания эти почерпнуть вполне реально как в гомилетических и эпистолярных творениях святителя Филарета Московского, так и в произведениях религиозно-консервативного философа Константина Леонтьева, так и в иных, не менее авторитетных источниках, где святоотеческие традиции нашли отражение.
   Реально, но насколько готовы современные «учащие и учащиеся» к таким подходам в образовательном процессе?

Чему не учат святые отцы
СВОБОДА ВЫБОРА ДАНАСоприкосновение с духовным миром важно каждому. Митрополит Калужский и Боровской Климент на конференции «Наследие святых отцов в жизни общества, семьи и государства» сказал: «Грех, как на повозке, тащит сотни тысяч православных от духовных поисков. Да, отцы жили в другие эпохи… Да, ни Священное Писание, ни святые отцы не дают информации ни о том, каким автобусом удобнее добираться до работы, ни о том, какую модель сотового телефона лучше приобрести. Священное Писание и святые отцы говорят о проблемах духовных, которые со времён Адама и Евы не претерпели изменений. Проведём аналогию с экологией. Если, например, завод серьёзно её нарушает в пределах какого-то города, его выводят за рамки территории населённого пункта, не считаясь с расходами. А мы боимся вывести за пределы сердца и души то, что нарушает их экологию. Боимся, потому что не хотим лишаться этого мешающего». Потому что многого не знаем. Или не хотим знать?

Чему не учат в школе
На той же конференции говорилось о том, что проблема образования в нашем государстве – в преувеличении роли знаний как инструмента для приобретения материального благополучия без учёта последствий последнего. Вспомним из Иоанна Златоуста о разбогатевшем бедняке: «стал он страшен и знаменит» – аналогия: из грязи в князи. Знания получают, но в ущерб воспитательному процессу. Говорилось о многопартийности, акцентируясь на том, что слово «партия» переводится как «часть», а что-то значимое, целостное создать может только «целое», но никак не несколько «частичек». Говорилось о многом. Но момент. Практически в каждом выступлении звучали отклики о СМИ, которые только и делают, что погружают человека в мирскую суету (причём явствовало, что это самое невинное из того, что они делают), вместо того, чтобы формировать общественно-информационную среду с включением святоотеческого наследия. Последнее упоминалось, видимо, без учёта того, что люди, призванные формировать эту среду, обучались сначала в массовых школах, затем в советских или постсоветских вузах, где и речи быть не могло ни о каком наследии, особенно святоотеческом.

Чему не хотят учить
Что получается? Не хватает элементарных знаний, которые должны бы все с детства получать в школах. Значит, должен быть предмет, где эти знания школьникам преподавались бы. Владыка Кирилл (см. начало статьи) не случайно сделал акцент на вселенской православной культуре. И предмет, по мнению духовенства, должен и называться Основами православной культуры (ОПК) – тут уж не до вселенских масштабов, хотя бы азы усвоить, и по содержанию сему названию соответствовать. Вроде, наконец-то Церковь и государство в лице министерства образования обо всём договорились: будет ОПК, и прямо в этом году, и почти повсеместно, но… «Почему ОПК, а не Религии России?», «Давайте лучше давать детям всю мировую культуру», «Нужно преподавать светскую этику безо всякого ОПК» (кстати, мониторинг показывает, что некоторые родители отождествляют понятие «этика» с «правилами поведения»), «А почему мы должны ущемлять другие народы (эвфемизм конфессии)?» – наверно, каждый не раз слышал с ТВ-экранов, читал в прессе подобное. На эти вопросы замечательно ответил вопросом Святейший Патриарх Кирилл: «Чего боитесь-то?».

Почему не хотят учить
СВОБОДА ВЫБОРА ДАНАА действительно, чего боятся? Обвинений в отсутствии толерантности? Это решаемо. Так, в конце XIX – начале XX веков в западной части России в институтах благородных девиц преподавали одновременно православный батюшка и католический ксендз. Инославные девочки иудейского, лютеранского, магометанского и прочих вероисповеданий присутствовали на занятиях одного из них. В центральной части России в таких же учебных заведениях преподавали только Закон Божий. Никто почему-то не обижался.
    Насильного насаждения веры? Так ОПК и Закон Божий – совершенно разные предметы. Воцерковления чад своих? Не факт, что оно произойдёт. А если такое случится, это вовсе не плохо. Обратимся к выступлению на XVIII Рождественских чтениях Артура Чилингарова, депутата Государственной Думы РФ пятого созыва, члена высшего совета партии «Единая Россия», члена правления Российского союза промышленников и предпринимателей, известного учёного-исследователя, полярника, доктора географических наук, заслуженного метеоролога РФ, президента Государственной полярной академии, Героя Советского Союза, Героя России, лауреата Государственной премии СССР и т.д. – регалиям несть числа. Он сказал: «Вера помогает всегда. Особенно в чрезвычайных ситуациях. Собираясь погрузиться на аппарате «Мир» на дно Ледовитого океана на глубину более 4 км, я взял с собой икону Николая Чудотворца. Помогал святой, когда мы не могли оторваться от дна океана. Помогал, когда не могли найти во льду пробоину, чтобы вынырнуть. В составе экспедиции был батюшка, служил!
    Ассоциация полярников содействовала открытию часовни святого Николая Чудотворца в Антарктиде, строительству большого деревянного храма в Нарьян-Маре. Считаю своим долгом развивать православную религию в полярных районах, на окраинах земли. Северный полюс как православный центр мы уже «застолбили». Полярники – люди смелые, мужественные. Силу им придаёт вера. И они, и мои коллеги по партии, по депутатскому корпусу – за ОПК, потому что из-за попирания святости духовное возрождение России невозможно. Нужно прославлять свою страну, свой православный народ».

Чему учит мировая практика
К слову о народе. А его спросили насчёт ОПК? И спрашивать надо не посредством каких-то неведомых соцопросов, а лучше путём референдума. Или и здесь боятся? Вдруг выйдет, как в Швейцарии, где народ, невзирая на знаменитую европейскую проамериканскую толерантность и права человека, мигранта, дружно проголосовал против минаретов. Риск в том, что то же самое получится с Религиями России и так называемыми «правилами поведения». Вот где конфуз будет!

Чему хотят учить в Выксе

Слово участникам XVIII Международных Рождественских чтений и XI районных.
Татьяна Щербакова, заведующая православным детским садом «Колокольчик»:
   – Рождественские чтения в первую очередь, обрадовали полученной информацией. Оказалось, что детских садов в России, подобных нашему, не девять, как говорилось ранее, а гораздо больше. Только в одной Смоленской епархии и при её финансовом участии относительно недавно их было открыто одновременно сразу четыре. Значит, в том регионе действительно найден контакт со светской властью.
   Жаль, что такого не происходит повсеместно. И на самом высоком уровне взаимопонимания достичь бывает трудно. Например, не мне одной хотелось бы, чтобы в типовое положение о дошкольном учреждении был внесён компонент духовно-нравственного воспитания. Это предложение звучало и на Рождественских чтениях. Ответ представителей отдела религиозного образования и катехизации при Патриархии обескуражил. Оказывается, Министерство образования РФ требует от этого отдела обоснования необходимости такого компонента. Значит, все негосударственные дошкольные учреждения должны как-то скомпоновать свой опыт, систематизировать наработки и доказать чиновникам то, что детям необходимо прививать духовность и нравственность. Абсурд!
   А ведь «доказательства» есть! Это и разработанная программа духовно-нравственного воспитания «Мир – прекрасное творение», утверждённая, кстати, тем же Минобразованием. Это и наработки, такие как действующий в нашем детском саду Клуб православной семьи. За год мы сумели привлечь 35 семей. Среди них и те, для кого православие – норма жизни, и те, кто ещё только стремится к православному образу жизни, и те, кто на распутье. Хотелось бы продолжать общение, но мы (проект реализовывался силами сотрудников детского сада с привлечением духовенства) поняли, что необходимо искать какие-то новые формы для дальнейшей работы. Значит, нам нужны партнёры: музеи, библиотеки, организации краеведческого направления, учреждения дополнительного образования и т.д. Тогда получился бы настоящий семейный клуб, куда каждый мог бы прийти за консультацией или просто провести досуг.
   Думаю, такой духовный центр был бы важен для выпускников садика «Колокольчик»: нет у нас пока православной гимназии, а связь терять не хочется! Дети, далёкие от православия, знакомились бы с его азами, занимаясь вместе с ребятами воцерковлёнными в фото- и изо-студиях, творческих мастерских. Это правда интересно, вспомните, каким успехом пользуются мастер-классы на ярмарках, например, в День славянской письменности и культуры или в День района. Очень сближает православное краеведение, совместные экскурсии, паломнические поездки. А для родителей, я считаю, важнее всего – быть со своим ребёнком, учиться и расти вместе с ним, жить интересами семьи. В таком семейном православном центре каждый смог бы найти что-либо для себя и своей семьи, для самореализации, для личностного духовного развития.
   Если задуманное получится, возможно, там, «наверху, в министерстве», больше не будут подвергать сомнению тот факт, что духовно-нравственное воспитание нужно всем нам, и маленьким, и взрослым.

Ольга Громова, главный библиотекарь-краевед центральной библиотеки:
  – Мне удалось побывать на трёх секциях Рождественских чтений. «Православное краеведение в образовательном процессе», «Музей, Церковь, общество – формы диалога», «Роль музеев и церковных древлехранилищ в деле духовно-нравственного образования» – направления разные и одновременно одинаковые, объединённые мыслью, прозвучавшей в выступлении на пленарном заседании Патриарха Кирилла. Не дословно: нет настоящего и нет будущего без знания традиций и истории своих семьи и государства. Человек, забывший о своих корнях, не может спроецировать своё место в реалиях.
   Опыт, которым делились участники секций, подтверждает, что ситуация поправима. Надо только взяться, и… Подмосковье, православное краеведение. Тут начали с организации экскурсий для детей в музеи при храмах. Обязательно рассказывают и о местных почитаемых святых. Ярославль, «Детский крестный ход по воде». Группа школьников сплавляется на лодках по реке, останавливается в деревнях, где есть заброшенные храмы. С группой – батюшка, он в этих храмах служит. Впечатление, в том числе и у местного населения, мощнейшее. Проекты других регионов: «История деревни в истории страны», краеведческие, архитектурные, археологические исследования; «Введение в отечественные духовные традиции», история страны в генеалогическом древе каждого, и т. д.
   Многое применимо и в Выксе, в частности, православные лагеря (можно использовать опыт «Православных витязей»). Есть музейные наработки. Правда, нет самого музея как такового, зато есть Иверская обитель. Задатки хорошие, только нужен центр, который объединил бы всех заинтересованных людей. Именно в таком центре и начинать бы давать малышам первые православные знания.
  Что для тех, кто постарше? Тут, конечно, «вступает» общеобразовательная школа. Но сначала ещё немного об упомянутом на Рождественских чтениях. Музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублёва, работа ведётся совместно с духовенством. Шефствуют над детскими домами. Начало простое – крестят детей, позже, постепенно, рассказывают каждому о том святом, чьим именем крещён, о его мыслях и поступках. Далее – изостудия, причём детей ориентируют на воспроизведение на бумаге красоты того, что нас окружает, красоты Божиего мира. А иконопись, к ней несколько иной подход. Точнее, к иконе. Здесь цель – добиться двоякого её восприятия как религиозного объекта и как произведения искусства. Это помогает осознать, что истоки не только современного искусства, но и всей современности в православной культуре.
   Именно поэтому считаю, что Основы православной культуры, а не какую-либо иную дисциплину, будь то Религии России или что-то ещё, следует преподавать в школе. ОПК – это основы безопасности человека в самом широком смысле слова. Сегодня мы рискуем получить поколение здоровое, спортивное, но совершенно бескультурное и бездуховное, армию Иванов родства не помнящих.
   ОПК поможет избежать этого, одновременно в перспективе давая учащимся свободу выбора: с Богом ты или нет; в России ты или неважно где; семья для тебя – оплот, или... Выбор – это всегда сложно, но не надо бояться сделать первый шаг.

Нина Курникова, учитель Шиморской школы:
  – Для меня Рождественские чтения были, выражаясь словами Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, временем «духовных потрясений». Первое потрясение – проповедь Святейшего в храме Христа Спасителя, Его слова настолько глубоко проникали в душу, что я не могла удержаться от слёз.
  Второе – посещение Троице-Сергиевой Лавры. Монашествующие, мерцание свечей, старинные иконы, сама служба заставляют забыть о мирской суете и жизненных неурядицах. Необъяснимый трепет, когда прикладываешься к мощам преподобного Сергия Радонежского… Третье – люди, которых встретила и слушала на чтениях. Всех не перечесть. Один только протодиакон Андрей Кураев, разработчик учебника по ОПК, что стоил. С такими учителями и учебниками учить детей – одна радость.

Татьяна Снегирева. Фото автора

blog comments powered by Disqus