Ангел-хранитель

account_circle
visibility
Бытует мнение, что анестезиолог – это врач, который делает укол, после которого пациент засыпает и просыпается уже после операции. Обычно его мало кто помнит и уж тем более не задаёт...

Бытует мнение, что анестезиолог – это врач, который делает укол, после которого пациент засыпает и просыпается уже после операции. Обычно его мало кто помнит и уж тем более не задаёт себе вопрос: «А чем, собственно, занимался анестезиолог во время операции?». Это абсолютно несправедливо – пациенты должны знать, что пока они мирно спят на операционном столе, у их изголовья напряжённо трудится «ангел-хранитель», врач- анестезиолог. Кто он, какие у него обязанности, и почему его работа так важна для каждого из нас – вот над этим интересно было бы приподнять завесу…

Семью Жаравиных знают в Выксе как династию докторов. Глава семьи Анатолий Михайлович – хирург-рентгенолог, супруга (ныне покойная) Лидия Дмитриевна – лор-врач. Старший сын Сергей Анатольевич пошёл по стопам родителей и работает в Выксунской ЦРБ анестезиологом-реаниматологом. Коллеги характеризуют его как высококлассного, талантливого специалиста. О нём и с ним пойдёт наш сегодняшний разговор.

– Скажите доктор, вы коренной выксунец или талантливые кадры приезжают к нам из-за «бугра»?
– Я хоть и родился в Кировской области, но с 1975 года живу в Выксе. Так что меня можно назвать коренным выксунцем.

– Стать анестезиологом-реаниматологом – осознанный выбор или стечение обстоятельств?
– Ближе к правде, наверное, второй вариант. После окончания Нижегородского медицинского института устроился медбратом в отделение реанимации областного кардио-центра. Два года наблюдал за тем, как трудятся врачи анестезиологи-реаниматологи, как много они делают для людей. Это произвело на меня большое впечатление, и я понял, что эта профессия – моя. Так что когда вернулся в 1991 году в Выксу, решил реализовать себя в качестве врача-анестезиолога.

– Раньше анестезиологи были дефицитными кадрами, а как обстоят с этим дела сегодня?
– Специалистов по-прежнему не хватает. Почему? Наверное, потому что сложно. Ведь в реанимацию поступают больные в очень тяжёлом состоянии: с серьёзными травмами, большими кровопотерями, в шоковом состоянии, с судорогами, высокой температурой, перитонитом, сепсисом, сахарным диабетом – я могу тут перечислить все болезни. И находятся они в палате интенсивной терапии до тех пор, пока не исчезнет угроза их жизни. Пациентов переводят в профильное отделение только в стабильном состоянии. Отсюда и сложность – необходимо знать экстренную терапию многих специальностей: хирургии, травматологии, кардиологии, инфекционных заболеваний – просто нет такой области медицины, которую можно было бы проигнорировать.

– Поменять профессию не возникало желания?

– Всякое бывало. Особенно тяжело, когда дежурить приходится по одному. Представьте, делаю анестезию на операции по удалению аппендицита, и в это время привозят пострадавших с «дорожки» (дорожно-транспортное происшествие), в роддоме начались схватки у роженицы: ей необходимо кесарево сечение… Такие накладки выводят из равновесия – не разорвёшься ведь! Но вроде бы скоро к нам должен приехать ещё один молодой специалист. Ждём.

– А как вы думаете, люди осознают, что именно от таких врачей, как вы, зависит порой человеческая жизнь?
– Нет. Для тех, кто не попадал в реанимацию, понятие «тяжёлое состояние» ассоциируется с плохим самочувствием, высокой температурой, не более. А те, кого от нас благополучно выписали, не помнят ни реанимационную бригаду, ни анестезиологов. Ретроградная амнезия… В связи с кислородным голоданием (а именно это происходит при нулевом давлении) мозг не копит информацию, и уж тем более не запоминает её.

– Если бы у вас была возможность что-то поменять в системе здравоохранения, что бы вы сделали?
– Сделал бы финансирование медицины более высокобюджетным. А так, для того чтобы хорошо зарабатывать, приходится работать сутками.

– А как насчёт перемещения отделения реанимации поближе к приёмному покою?
– Разговоры такие ведутся. Но этот вопрос пока на стадии рассмотрения, поскольку должен открыться сосудистый центр. Если это произойдёт, то соответственно потребуется перемещение отделения реанимации в другое место. В общем-то, на данный момент у нас всё отлажено, всё грамотно расставлено.

– В заключение скажите, кто такой анестезиолог?
– Это врач, без которого не обходится ни одна операция, ни одна болезненная манипуляция… Человек, работающий со всем непредсказуемым и сложным… Тот, кто любит людей и свою работу…

Юлия Сиденькова Фото Ольги Поповой

blog comments powered by Disqus