Что быстрее: неотложная или скорая?

visibility
А пациенту всё равно, лишь бы помощь оказали вовремя Что такое неотложная помощь и кому, когда она оказывается Для справки Скорая помощь – экстренная помощь Для справки Как ни называй, а человека спасай

Думаю, что выражу мнение многих людей, заявив: нет разницы, кто быстрее приедет ко мне, доктор неотложной медицинской помощи или фельдшер «скорой», лишь бы помогли!

Тот, кому плохо и кому кажется, что его жизнь вот-вот оборвётся, набирает «03» и просто просит: «Доктора!». И это правильно. Но… теперь нам нужно разобраться, так ли уж это правильно.

Так в чём состоит всё-таки главная разница? Очевидно, в том, что неотложную помощь вам окажут в поликлинике, фапе, а скорую – где придётся: на улице, в магазине, дома или в любом другом месте, где «прихватило». А что говорят медики?

Елена Зернова, зам. главного врача ЦРБ по поликлинической работе:

– Неотложная помощь – это та, которую нельзя откладывать. Поднялось давление, заболела поясница, появилась одышка. Человек должен прийти в поликлинику, где участковый врач окажет ему помощь. Доктор на приёме определит, что с пациентом, направит в процедурный кабинет (для выполнения инъекций), там ему сделают обезболивающий укол, затем врач назначит лечение, направит на анализы, выпишет лекарства. Это один вариант.

Другой – когда участковый врач при обслуживании адресов получает через регистратуру и вызов на оказание неотложной помощи на дому. Тогда он заезжает к такому пациенту с медицинской укладкой, где есть необходимый набор препаратов, оказывает неотложную помощь, делает обезболивающий укол. Если состояние больного вызывает у него опасения, вызывает «скорую» на своё имя, и они доставляют больного в приёмный покой больницы. Каждый участковый врач знает своих хронических пациентов, которым необходима неотложная помощь в период обострений, и именно таким больным не нужно звонить в «Скорую», а достаточно вызвать участкового доктора.

В этом году вышел приказ Минздрава об оказании неотложной помощи. Он направлен на то, чтобы приблизить медицинскую помощь к пациентам, сделать её доступнее.

Алексей Соколов, главный врач ЦРБ:

– Вопрос в том, как структурно выстроить эту помощь. До 30% вызовов «скорой» вовсе не являются экстренными вызовами. «Но ведь кто-то из медиков должен облегчить моё состояние? Ведь в вечернее время ни в фапе, ни в больнице нет врачей. И что же, умирать? Мне плохо, а значит, позвоню в «Скорую» – решает пациент. Человек так устроен, что днём он стремится сделать все свои дела (их ведь не отложишь), а то, что где-то болит, так «перетерплю», не хочется стоять в очереди сначала в регистратуру, потом к врачу… Вот приду домой, там видно будет». Это «видно» случается, как правило, в промежутке между семью и десятью вечера, тогда и раздаётся звонок в «Скорую».

Тут сразу включается несколько «хорошо». Хорошо, если это не инфаркт, не инсульт, не прободение язвы. Хорошо, если есть машина, нет пробок на дорогах, и «скорая» приезжает вовремя. Хорошо, если может выехать не один фельдшер, а бригада, в которой два фельдшера, когда один диагностирует, а второй проводит лечебные манипуляции. Если все «хорошо» сошлись, значит, вам повезло.

«Плохо» начинается тогда, когда «скорая» мчится к человеку-хронику, жизни которого в данный момент ничто не угрожает, а в это время где-то экстренной помощи ждёт тот, у кого счёт идёт на минуты. Плохо, что есть такие люди, которые терпят до последнего (когда уже и реанимационные действия не помогут), но звонить и кричать о помощи не торопятся. Хотя корректней было бы всё-таки записаться на приём к врачу при первых признаках недомогания, или вызвать участкового, нежели дожидаться, пока боль станет нестерпимой.

Кстати, о записи на приём. Бывает, что хроник с 15-летним стажем не знает номера телефона регистратуры и начинает звонить по всем телефонам: от приёмного покоя до главного врача. К сожалению, мало кто знает, что в регистратуре два телефона, если занят один, то звоните по второму, вам ответят (3-41-79; 3-40-66).

В службе экстренной помощи 20 водителей (а надо 40), 35 фельдшеров, из которых 8 – диспетчеры, по два в каждую смену (а надо 70!), работает 4 бригады (а надо – 8).

Средний оклад фельдшера – 5100 рублей.

Её оказывают в том случае, когда есть явная угроза жизни пациента. Кто может определить, есть угроза или нет?

Если вам приходилось вызывать «скорую», то помните, наверно, какими убийственно ненужными казались вам вопросы, которые на том конце провода задавал диспетчер! Но это не так. Диспетчер, он же фельдшер, за несколько минут вашего сбивчивого и нервного рассказа должен определить, насколько велика угроза для жизни и одновременно решить, посылать бригаду фельдшеров или справится один.

…В нынешнем году в службе экстренной помощи заметные перемены, которые произошли благодаря входу в ОМС (обязательное медицинское страхование). Два диспетчера находятся теперь в отгороженном от остального здания помещении. Одна принимает вызовы, вторая занимается оформлением документации: заполняет карты вызова, кодирует карты в соответствии с диагнозом, оформляет реестры и отправляет в ОМС, чтобы вызовы были оплачены.

Закуплено оборудование, вместо кислородных подушек – ёмкие кислородные ингаляторы, установлена видеокамера, мониторы, проведён частичный ремонт внутри здания. Но это лишь малая часть того, что необходимо для «Скорой»: от тёплого гаража и машин – до специалистов. Изменения в сторону увеличения зарплаты до того мизерные, что почти неощутимы.

Один выезд «скорой», куда входят затраты на бензин, медикаменты, зарплата медработника и водителя, стоит 1392 рубля. В сутки осуществляется 80 и более вызовов.

Утро, когда мы с фотокорреспондентом пришли в «Скорую» побеседовать, сложилось так, что вызовов было мало и фельдшеры успели поделиться интересными случаями и фактами из своей практики.

– Мы вошли в систему ОМС, но всех проблем это не решило. Выезжаем на вызов. Дорожно-транспортное происшествие. Потерпевший без сознания, без документов (откуда он мог знать, что попадёт в такую ситуацию?), а когда его приводят в чувство, он уходит из приёмного покоя и забывает сообщить свои данные. Мы не знаем ни номера паспорта, ни номера полиса, а это значит, что страховые компании оплатят вызов службе «Скорой» частично. Но у человека адекватного можно-таки взять информацию, а вот когда спасаешь бомжа или алкоголика, то тут, бывает, окажешь помощь и скорей бы ноги унести!

– Вывела однажды наркомана из критического состояния, так он потом стулом замахнулся: «Зачем меня кайфа лишила!» Бывает, грозят: «Не спасёшь кореша, мы тебя тут же и порешим». А я одна приехала! В такой ситуации ни позвонить, ни крикнуть не успеешь…

– Бывает, что уже по крикам, доносящимся из трубки, понимаешь, что без полиции на этом вызове делать нечего. Однажды я около 40 минут ждал приезда полиции, у них ведь тоже свои проблемы с кадрами, с транспортом и они не всегда могут быть с нами. А в это время кто-то остро нуждался именно в бригаде фельдшеров.

– Появилась у нас и новая забота: добывать у наших спасённых информацию об их полисе. С теми, кто находится в стационаре, легче, можно у медсестры на посту узнать. А вот с теми, кто уже выписался из стационара и там тоже не представил полис, – беда. По телефону отказываются общаться, ездить на дом к ним тоже бесполезно.

– С алкоголиками – тоже катастрофа! Лежит он, бедолага, на улице, в коме. Приезжаем, спасаем. Он же глазоньки откроет и бежать от нас, как от чумных! Ни как зовут, ни где живёт! А мы на вызов выезжали, потратили бензин, медикаменты! Эту работу страховые компании оплатят
не полностью. И таких за смену не один и не два, минимум пять-шесть.

– Относительно вредности нашей работы. Чиновники от медицины считают, что молоко нам не положено, мы, мол, мало с кровью работаем. Это мы – мало? А наркоманы? Делаешь укол и не знаешь, дёрнется он или нет? А в дорожно-транспортных происшествиях, когда важно спасти человека, а не думать, целы у тебя перчатки или нет? Но посчитали, что вредность составляет лишь 30%. Это тоже проблема всех служб «Скорой» по стране.

Обе службы: неотложная и скорая – призваны оказать человеку медицинскую помощь. Понятно, что скорая не должна подменять амбулаторную. Но бывает, что врач «неотложки» экстренными мерами спасает жизнь пациента.

Алексей Соколов, главный врач ЦРБ:

– В идеале было бы хорошо включать фельдшеров в оказание неотложной помощи, потому как у них больше опыта работы в экстренных ситуациях. Но у нас кадровая проблема: не хватает и фельдшеров, и участковых терапевтов. Из 20 вызовов в сутки по звонку на «03» 10 – неотложные, т.е. там мог быть терапевт, а фельдшер бы в это время поехал на вызов по поводу инсульта. Много жалоб, что ждать машину приходится долго. И это тоже – из-за дефицита кадров.

Труд фельдшера сложен и физически, и эмоционально. Не каждый выдерживает то напряжение, в котором приходится работать. Много специфики: нужны интуиция и темперамент, быстрота реакции, скорость оказания помощи. С каждым годом интенсивность работы увеличивается. Для качественного оказания помощи нужна работа в бригадах, а сформировать их не из кого. Эти проблемы есть в каждом городе, надо решать их не только на местном, но и на федеральном уровне.

 

Елена Липатова. Фото Ольги Поповой

blog comments powered by Disqus