Как Григорий Балюра лечил ковидных больных

visibility
Среди врачей, которые три месяца работали в «красной зоне», спасая жизни людей от инфекции, был и наш земляк Григорий Балюра.

– Вернёмся в апрель. С чего всё началось?

– События развивались стремительно, большинство медучреждений Москвы перепрофилировали для лечения больных коронавирусом, в том числе и институт, где я работаю. Доктора прошли обучение на инфекционистов. Для нас организовали курсы, провели инструктаж по работе с коронавирусной инфекцией.

– Сколько врачей вашего института согласились работать с заражёнными?

– Мне неизвестны эти цифры, но я думаю, что никто не отказался.

– Вы переживали, у  Вас были сомнения? 

– Сомнений не было. Переживал за семью, поэтому сразу отправил их в Выксу. 

– К вам в отделение тоже выстраивались очереди из «скорых»? 

– Я лично не видел очередей, возможно, они были в первые дни, когда институт был полностью заполнен пациентами. Далее большого наплыва больных не было, новых пациентов привозили по мере освобождения мест. 

– Какой из дней был для Вас самым тяжёлым?

– Первый. Заполнение нашего отделения началось как раз в мою смену. Поступило много пациентов. Необходимо было всех опросить, назначить лечение, кому-то обеспечить кислородную поддержку.

– Сколько времени длилась ваша смена? 

– Обычно шесть-восемь часов. Конечно, в средствах индивидуальной защиты столько времени находиться неудобно: бывает, нос чешется, хочется чихнуть, очки запотевают. 

Важно было ещё и правильно костюм снять. Там тоже свои меры предосторожности. Надо понять, что они важны и в повседневной жизни. 

Например, ситуация в магазине: стою у кассы, от меня шарахается девушка, по телевизору же предупредили, дистанция полтора метра! Но что делает она: несколько раз трогает маску и лицо рукой, вышла, перчатки сняла, в карман положила, затем маску – и тоже  туда. Теперь несколько дней ждать, чтобы в кармане вирус погиб?!

– Напомните ещё раз, как правильно делать. 

– Нельзя касаться лица  и маски руками. Выйдя из магазина или аптеки, надо правильно снять перчатку. Большим пальцем поддеваете её с внутренней стороны, не касаясь наружной, сворачиваете, выбрасываете в урну. Маску снимаете за резинки (не как попало) и тоже выбрасываете. 

Сейчас маски носят, кому как вздумается: на губах, на подбородке. Даже продавцы! А нос? Нос защищён? Ведь через него проникает инфекция! В закрытом помещении маски обязательно нужны. На улице можно и не носить, если вы не намерены разговаривать с каждым встречным. Конечно, это дело каждого человека,  но надо думать не только о себе, но и о тех, с кем вы общаетесь.

– Иммунитет спасает от коронавируса? 

– Сам по себе коронавирус известен давно, но именно COVID-19 только открыт и к нему нет иммунитета, потому что человек с ним ранее не сталкивался. Среди переболевших людей иммунитет к нему вырабатывается лишь у небольшого числа.

– Скажите, а Вам удалось избежать заражения или Вы всё же подцепили вирус?

– Да, я тоже болел. В лёгкой форме. Знал, что могу подхватить его где угодно, готовился и вовремя начал лечение. Лекарства стал принимать раньше, чем по моим анализам подтвердилось заражение.

– Почему? 

– Потому что появилась симптоматика. 

– Трудно дышать? 

–  Нет. Сначала – сильный озноб, который предшествует высокой температуре. У многих впоследствии развивается пневмония (затруднённое дыхание бывает не у всех). И я старался этого избежать. 

– У нас уже есть лекарства? Говорили же, что врачи действуют «методом тыка»?

– Работают специальные учреждения, центры, которые ведут разработку рекомендаций по лечению: отдельно для беременных, детей, взрослых. И мы в ходе работы знакомимся с более новыми инструкциями и следуем им.

– Получилось, что Вы на три месяца ушли от своей микрохирургии? 

– Нет, отлучился.

– А сейчас что?

 –Институт – в процессе возврата к прежней жизни. 

– К каким выводам Вы пришли за это время? 

– Я стал более внимателен к термину «вероятность». С какой вероятностью я принесу домой инфекцию? Есть ли вероятность того, что заражусь в больнице или в магазине, если буду без маски? Не факт, что заражусь, но вероятность возрастает. 

Этот вирус пугает ещё и тем, что никогда не знаешь, как пройдёт всё: бессимптомно, в лёгкой форме, или в тяжёлой. Никто не угадает. Никто не может сказать, как болезнь себя поведёт. Есть факторы, способствующие более тяжёлому её течению: хронические заболевания, возраст, избыточная масса тела.

– Но есть те, кто говорит, что нет никакой пандемии, что это простой грипп. 

– Это ещё одна из проблем. Такие люди не видят опасности. Когда я заболел, мои знакомые звонили, и вопрос у них был один: «На самом деле коронавирус есть?». Но я с ним работал и видел, насколько разным и непредсказуемым может быть течение болезни.

– Вывод?

– Соблюдайте меры предосторожности. Думайте о своих родных и близких. Вы же не знаете, здоровы вы или больны в конкретный момент времени. 

Носите одноразовые маски и перчатки в общественных местах. Маска помогает фильтровать выдыхаемый вами воздух. 

Если используете многоразовую маску, придя домой, постирайте и обработайте её ультрафиолетовой лампой.

– Спасибо за беседу и будьте здоровы!  

– И Вам того же!

Фото из архива Григория Балюры

blog comments powered by Disqus