Смерть под стражей

visibility
Как всё было на самом деле

В Выксунском изоляторе временного содержания скончался подсудимый.

Совершенно случайно на сайте ГУ МВД России по Нижегородской области нашла информацию о том, что в Выксунском изоляторе временного содержания (ИВС) умер мужчина. Текст был написан так, что в нём явно чувствовался зловещий намёк на то, что в смерти подсудимого виновата «скорая».

Цитирую: «3 апреля 2015 года около 5.30 утра подсудимый пожаловался на плохое самочувствие. Сотрудники полиции вызвали бригаду «Скорой помощи». До её приезда они оказывали мужчине первую доврачебную помощь. В 08.45 прибывшие на место врачи констатировали смерть 51-летнего мужчины».

Неужели правда медики ехали больше трёх часов? Звоню в службу 03 с вопросом о том, как такое могло случиться. Диспетчер в ответ зачитывает информацию прямо из журнала вызовов. В 5.35 утра из ИВС поступил звонок о том, что подсудимому Т. (фамилию по понятным причинам называть не будем) стало плохо. Бригада в составе двух фельдшеров выехала в 5.40. Медики констатировали смерть. Вернулись на базу в 6.05. Откуда взялась цифра 08.45, диспетчер пояснить не могла.

 

Оказывается, это был уже не первый вызов к пациенту Т. (он же подсудимый). Конкретизировал картину заведующий службой «Скорой» Георгий Беляков, просматривая журнал вызовов и путевые листы.

31 марта, 16.15. Звонок из ИВС. Подсудимому Т. 1964 года рождения стало плохо. Выехала фельдшер высшей категории Ольга Чернецова. После осмотра сделала заключение: подозрение на туберкулёз, с рекомендацией осмотра у терапевта.

2 апреля, 15.15. Звонок из ИВС. Опять вызов к подсудимому Т. Фельдшер Светлана Ермишина поставила диагноз: острая пневмония. Провела необходимые манипуляции и в 16.05 доставила в приёмный покой ЦРБ, где осмотр провёл доктор Евгений Маслагин. Больному сделали рентген, который показал, что у него туберкулёз. Однако в больнице его не оставили, а вновь повезли в изолятор.

3 апреля, 05.30. Звонок из ИВС. Подсудимому Т. плохо. Бригада «Скорой» прибыла в 05.40. Больной лежал на полу. Медики констатировали биологическую смерть, которая случилась не менее двух часов назад. Кожные покровы были холодными.

Комментарий Георгия Белякова: «Не буду никого осуждать, но факты – упрямая вещь. Все вызовы и звонки у нас фиксируются и записываются в журнале. На видеокамеру пишется, во сколько выехала машина и во сколько вернулась на базу. Подделать ничего нельзя. Такие же видеокамеры установлены и в полиции. Непонятно, почему пресс-служба ГУ МВД области даёт неточную информацию? Какие цели преследуются? Вот так рождаются слухи о том, что во всём виновата «скорая».

Есть вопросы и к полиции. Если к гражданину за четыре дня трижды пришлось вызывать «скорую», если врачи фиксировали столь серьёзное (и, кстати, опасное для окружающих) заболевание, почему же сотрудники полиции не оставили его в больнице? Неужели поведение (или преступление) задержанного настолько создавало угрозу обществу, что его обязательно нужно было изолировать в ИВС? По информации с сайта ГУ МВД России по Нижегородской области: «Мужчина был помещён под стражу по части 1 ст. 157 УК РФ «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей». Теперь всех алиментщиков будут содержать в ИВС? Очевидно, что мера пресечения явно превышает злостность нарушения закона. И самое главное – понесёт ли кто-нибудь ответственность за смерть человека?

Впрочем, в юридических тонкостях лучше разберутся правоохранительные органы. Им мы и отправили наши вопросы. Через четыре часа из приёмной позвонили и передали ответ начальника ОМВД России по г. Выкса полковника Александра Ганина о том, что материалы находятся на проверке в следственном комитете. Ответы на вопросы здесь дают не так быстро, как приезжает «скорая», поэтому комментарий читайте в «ВР» через 30 суток, которые положены по закону на предоставление информации.

 

Елена Липатова. Фото из открытых интернет-источников

 

blog comments powered by Disqus