На круги своя. Часть 1

account_circle ВР
visibility
Хроника событий в 1930-1940-е годы в Круглове – выксунском посёлке, расположенном в 36 км к юго-западу от города.

Изучение хронологии малых деревень и посёлков вблизи Выксы – дело неспешное и изобилующее нюансами. Об отдельных поселениях сохранилось очень мало сведений, а дополнительные сложности заключаются ещё и в том, что до 1920-х годов многие населённые пункты современного Выксунского округа числились в составе нескольких волостей двух соседних губерний. А волости, в свою очередь, объединялись в уезды. Запомнить отечественные устаревшие административно-территориальные единицы не составляет особого труда, закавыка в том, что часть наших поселений в конце XIX – начале XX века переводили в состав других уездов, а с началом всеобщей советизации губерний с некоторыми выксунскими сельсоветами вообще творилась полная неразбериха. 

Например, в сборнике «Волости и важнейшие селения Европейской России» (г. Санкт-Петербург, типография Министерства внутренних дел) 1886 года выпуска указывается, что в состав Ардатовского уезда среди прочих волостей входили: Верхне-железницкая (сёла Виля и Новодмитриевка, деревня Проволочное), Выксунская (село Выкса), Полдеревская (село Полдеревка и деревня Верхняя Велетьма, именуемая также Чумалейкой) и Сноведская (село Сноведь и деревня Семилово). А вот деревни Антоповка, Борковка, Мотмос и Верхняя Верея относились к Борковской волости Меленковского уезда Владимирской губернии. В состав этого уезда, между прочим, входила и Дощатинская (орфография сохранена) волость с сёлами Дощатое-Железницкое, Решное (Речное) и деревней Новая Азовка. Но больше всех «путешествовала» на бумаге деревня Туртапка (статус села будет присвоен этому пункту значительно позже). 

На момент выхода указанного сборника Туртапка входила с состав Новошинской (так в книге) волости Муромского уезда Владимирской губернии, на стыке веков числилась в Липенской волости того же уезда, а с 1921 года относилась к Кулебакской волости Выксунского уезда. Разумеется, из-за подобных географических преобразований поиск архивных материалов усложняется, и порой  весьма значительно.


Свежая кровь с Владимирщины

Продираясь через дебри истории, затруднительно установить не то что фамилии первых жителей, а даже примерный год появления миниатюрных выксунских деревушек. Это и понятно: крестьяне записей не вели, а архивные папки, которые могут пролить свет на изучение прошлого, зачастую хранятся в разных хранилищах. Летопись Круглова – ныне не существующего лесного посёлка в 9 км от Сноведи – ориентировочно ведёт свой отсчёт с момента завершения Гражданской войны и окончательного установления Советской власти в стране. Точную дату образования поселения определить уже невозможно, а верный помощник всех местных краеведов – «Алфавитный список населённых пунктов Нижегородской губернии» 1925 года выпуска – по этому поводу многозначительно молчит. Правда, в данном справочнике указано некое село Круглово в Арзамасском уезде, но при детальном рассмотрении оказывается, что оно относится к Нучинскому сельсовету Ардатовской волости, и потому к нашей истории никакого отношения не имеет. 

Однако с абсолютной уверенностью можно утверждать, что основателями выксунского посёлка Круглово были переселенцы из старинного крупного владимирского села на берегу Оки под названием Дмитриевы Горы (Меленковский уезд). Известно, что в первой четверти XX века в этом селе наблюдалась большая перенаселённость. К примеру, в 1897 году там проживало 1854 человека, в 1905-м – 2585 жителей, а в 1926 году – 2997 селян! Именно поэтому наиболее вероятным выглядит предположение, что Круглово появилось на свет в период 1925-1929 гг., когда перенаселение в Дмитриевых Горах достигло своего пика.

Из-за всеобщей нехватки земельных наделов и древесного материала многодетные крестьянские семьи массово поднимались с насиженных мест и искали счастья на стороне. Нищета гнала людей в соседнюю Нижегородскую губернию, где и земли было навалом, и леса хватало. Выксунцам впору ставить памятник в честь дмитриевогорских жителей, поскольку выходцы из этого владимирского села основали не одно поселение в наших краях.

Внутренняя миграция в России никогда не прекращалась, особенно много было переселений в ушедшем столетии из-за войн, неурожаев, безработицы, депортаций и т.д. Выксунский уезд, разделённый с 1929 года на два района (Выксунский и Кулебакский), в советскую эпоху принимал жителей из разных точек страны, так что если перефразировать известную шуточную поговорку «Поскреби выксунца – найдёшь владимирца», то в целом это утверждение не сильно погрешит против истины.

…Итак, одним из новых мест обитания переселенцев из Дмитриевых Гор во времена НЭПа стала лесистая местность между Сноведью и Гудом (см. схему). Не будем подробно останавливаться на моменте становления посёлка, все первоначальные действия тут происходили по стандартной схеме: получение разрешения на заселение, валка леса и выкорчёвывание пней, строительство домов, возделывание земельных участков для посевов. Интересно другое: откуда появился такой необычный топоним – «Круглово»? Бывший житель этого посёлка, 87-летний Иван Степанович Шиморянов полагает, что название произошло из-за географических особенностей – дескать, кругом был сплошной лес (как вариант – кругом ни души). Это вполне правдоподобная версия, будем считать её основной, тем паче что иных значений происхождения топонима бывшие кругловские старожилы вспомнить не смогли.

На круги своя

Верные друзья-товарищи: Костя Бурмистров (слева), Ваня Залётин (в центре) и Ваня Шиморянов. На этом фото кругловским мальчишкам по 12-13 лет (снимок сделан в период 1941-1942 гг.)


Интеллигент, умевший учить

Не успели вчерашние владимирские крестьяне толком обустроиться на выксунской земле, как в районе грянула всеобщая коллективизация. И пошло-поехало: агитация, сдача инвентаря и перевод скота «в общак», изъятие отдельных частных угодий на окраине посёлка в пользу нового предприятия. Образованный в 1932 году кругловский колхоз получил зычное название «Красный Октябрь». Колхозное правление разместили во второй половине дома местной жительницы Анны Кудасовой (№41 на схеме). Словно грибы после дождя, в посёлке появлялись хранилища и животноводческие постройки – конюшня, овчарня, курятник, коровник и пр. На обширных полях сеяли и сажали традиционные для наших широт сельхозкультуры: овёс, гречиху, картофель. К слову, руководство колхоза ещё до войны щедро выделило всем местным колхозникам приличные земельные участки в личное пользование – аж по 50 соток, а вот после окончания Великой Отечественной, как утверждает Иван Шиморянов, частные наделы были урезаны до 0,25 га. Позднее труженикам колхоза предлагали вновь расширить свои огородные владения, но большинство кругловских жителей отказалось: земли и так было навалом, свою-то площадь еле успевали обрабатывать…

Сведений о местных репрессированных кулаках или крестьянах, не желающих сотрудничать с большевиками в первые годы коллективизации, на крупнейших отечественных порталах обнаружить не удалось, но это ровным счётом ничего не значит. Далеко ещё не все архивы сталинских времён оцифрованы и «залиты» в Сеть, так что, возможно, в будущем откроется какая-то дополнительная информация.

Но одно сомнительное уголовное дело по политической статье в Круглове всё же было заведено аккурат накануне войны. Более того, сохранился номер этого дела – 16060. Обвиняемый – обычный сельский учитель 1903 года рождения. Да уж, умели советские чекисты в те годы выполнять «план по посадкам» и отправить практически любого человека за решётку. И вот итог: житель посёлка Круглово Анатолий Александрович Волосевич, уроженец города Минска, русский по национальности, в 1941 году был осуждён Выксунским районным судом к 7 годам лишения свободы с поражением прав на три года по ст. 59 п. 6 («Отказ или уклонение в условиях военного времени от внесения налогов или от выполнения повинностей»). 

– Когда я пошёл в первый класс, Волосевич в Круглове уже не преподавал, после него в нашей школе каждый год учителя менялись, – рассказывает Иван Шиморянов. – За Анатолием Александровичем приезжали дважды. После первого ареста его вскоре отпустили, а вот когда Волосевича во второй раз в милицию забрали, обратно он уже не возвратился. Случай вспомнил из юности. У одной нашей жительницы, тёти Нюры Панфиловой, до войны было древнее сломанное радио. И как-то раз в её доме я услышал, что это радио вдруг работает! Спрашиваю у хозяйки: «Кто тебе его сделал?» А она: «Анатолий Александрович!» Вот какой башковитый мужик был!

Стоит отметить, что в деле Волосевича фигурирует ещё одна дата приговора – 3 января 1942 года, когда ему по политической 58-й статье (п.10 ч. 2 «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению советской власти…») назначили наказание в виде лишения свободы сроком 1 год и 8 месяцев. Волосевич был этапирован в муромскую тюрьму №4, где и скончался 12 сентября 1943 года…

– Анатолий Александрович был моим учителем, он мне преподавал все четыре года в нашей школе, – вспоминает своего наставника бывшая кругловская жительница, 90-летняя Екатерина Ивановна Фильчагина (в девичестве Шикова). – Ребята постарше любили над Волосевичем поиздеваться за то, что он их в класс не пускал, и время от времени шкодили ему. Анатолий Александрович был не то чтобы мягким, просто никогда не ругался. Помню, он однажды купил лошадь и возил нас, детей, на экскурсию куда-то в сторону Семилова. А ещё как-то раз собрал настенную коллекцию насекомых и всех этих жуков-пауков нам показывал. А почему его арестовали, ведь он учил хорошо! Нам сказали, что он  вредитель…

На круги своя

Во времена существования Круглова данная территория относилась к центральной части поселения. На участках, где ныне раскинули свои руки-ветви лесные деревья, до 1970-х годов вплотную друг к другу стояли деревянные дома местных жителей


1418 дней и ночей

После вторжения гитлеровской армады на территорию СССР вся страна оперативно была переведена на военные рельсы. И, разумеется, даже такой маленький лесной посёлочек, каким было Круглово, не остался в стороне и внёс посильную лепту в общую победу.

– Вся наша семья в вой-ну работала в колхозе. Даже мой маленький братишка пас колхозных свиней с семи лет, – рассказывает Екатерина Фильчагина. – Когда война началась, в посёлок привезли эвакуированных овец. По-моему, 13 голов. Разместили их в колхозном сарае. Моя мама дома готовила варево для этих овец, а я относила его в сарай, кормила и ухаживала за живностью…

Хотя посёлок был далеко от эпицентра боевых событий, жуткое эхо войны периодически докатывалось до местных жителей. То роту солдат в посёлке разместят на ночь, то наши военные самолёты с рёвом пронесутся над кругловскими домами.

– Когда началась война, какой-то мужчина небольшого роста ходил по посёлку и всех оповещал, – вспоминает далёкие 1940-е годы Иван Шиморянов. – А потом стали присылать повестки из военкомата. Почти все наши мужики попали после призыва в Гороховец, там были полевые лагеря. Подготовка бойцов, резерв. Некоторые кругловские женщины ездили туда навещать своих мужей и сыновей. И остались в войну стар да мал в посёлке. Отправляли мы на фронт посылки: носки, табак, ещё что-то. Тогда все так делали, все в тылу хотели помочь армии…

Благодаря двум кругловским старожилам и специализированным порталам, посвящённым Великой Отечественной войне, автору этих строк удалось восстановить полный список местных жителей, павших в боях за Родину:

1. Алексевнин Фёдор Фодеевич;
2. Ерминский Степан Фёдорович; 
3. Кудасов Василий Ананьевич;
4. Буданов Павел Петрович;
5. Котяхов Фёдор Васильевич;
6. Филатов Илья Степанович;
7. Филатов Николай Степанович;
8. Шамов Михаил Яковлевич;
9. Шамов Пётр Яковлевич;
10. Шамов Василий Яковлевич;
11. Шамов Иван Яковлевич;
12. Кикеев Иван Фёдорович;
13. Кикеев Яков Фёдорович;
14. Сопляков Николай Фёдорович;
15. Фимин Павел Дмитриевич;
16. Панфилов Николай Иванович;
17. Панфилов Павел Иванович; 
18. Легков Николай Антонович;
19. Кочетков Иван Яковлевич;
20. Елискин Алексей Егорович (в военном донесении от 16.07.1947 г. фамилия указана иначе – Илискин)
.

Страшное это слово – война. Она не различает пола, цвета кожи, возраста, мировоззрения, косит всех подряд, прав ты или не прав. И в страшной мясорубке 1940-х на полях сражений погибли родные братья Филатовы, Шамовы и Панфиловы, при этом Василий и Иван Шамовы были ещё и близнецами. Стоит отметить, что дом семьи Кочетковых вы не найдёте на приведённой схеме, поскольку погибший в ВОВ Иван Кочетков до призыва на фронт проживал у своей сестры Анны Азиной (дом №39).

На крупнейшем отечественном сайте «Память народа» по запросу «Фимин Павел Дмитриевич» удалось найти анкеты троих разных человек (1908 г.р., 1909 г.р. и 1911 г.р.), но при этом – полных тёзок и однофамильцев, проживающих до войны в Выксунском районе! Кто из них жил в Круглове, выяснить не удалось. У двоих красноармейцев (1908 и 1909 г.р.) в графе «место рождения» указано село Сноведь, но ведь и в других военных документах, где фигурируют фамилии коренных кругловских жителей, зачастую это село тоже указывается как родное!

В начале статьи не случайно упомянута некая неразбериха с различными уездами и районами в начальный советский период. Посёлок Круглово в некоторых воен-ных документах 1940-х годов почему-то обозначен деревней и числится то в Александровском районе Горьковской области (на самом деле этот район относится к Владимирской обл.), то в Виженском районе (данной территориальной единицы никогда не существовало; имеется в виду Ветлужский район Горьковской обл.). А в двух документах Выксунский район вообще указан как Ваклунский и Винсонский! Разумеется, в конкретном случае присутствуют грубые упущения при заполнении бланков на выбывших бойцов. В этом нет ничего удивительного: во время крупных военных операций люди пропадали без вести тысячами, путаница со списками возникала постоянно. Например, в истории ВОВ неоднократно фиксировались инциденты с ошибочной пересылкой похоронок. Выскажу осторожное предположение, почему могла возникнуть подобная карусель с районами. Некоторых кругловских жителей могли отправить на фронт из других населённых пунктов, где они временно находились, к примеру, на лесозаготовках или военных сборах. Поэтому вполне возможно, что в графе «место рождения» тогда указывался один адрес, а в графе «пункт призыва» – другой.

Помимо данных о погибших кругловских солдатах, были также восстановлены ФИО всех пятерых местных красноармейцев, комиссованных в результате ранений

1. Артамошкин Иван Матвеевич;
2. Филатов Алексей Максимович;
3. Азин Дмитрий Иванович;
4. Панфилов Алексей Иванович;
5. Шиморянов Михаил Степанович.

Подвиг ваш бессмертен, защитники Отечества, память наша вечна!

На круги своя

Основные объекты инфраструктуры в посёлке Круглово в 1940-1950-е годы:

1, 24 – дома Ерминских;
2,31 – дома Фиминых,
3, 23 – дома Чалышевых,
4 (пятистенная изба с двумя входами),
11, 43 – дома Шамовых,
5 – дом Кикеевых-Кондрушиных,
6 – дом Сопляковых-Ганиных,
7, 12 – дома Шиморяновых, 8 – дом Кикеевых,
9, 10, 15, 26, 32, 35, 42 – дома Панфиловых,
13, 14, 19, 31, 44 (пятистенная изба на две семьи) – дома Филатовых,
16 – пятистенный дом с двумя входами, в котором жили Кикеевы и Котяховы,
17 – дом Шиковых,
18, 27 – дома Полшковых,
20, 29, 40 – дома Будановых,
21, 22, 41 – дома Кудасовых,
25 – дом Алексевниных,
28, 47 – дома Бурмистровых,
30 – дом Елискиных,
33, 36, 37 – дома Легковых,
34 – дом Залётиных,
38 – дом Денежкиных,
39 – дом Азиных,
45, 46 – дома Артамошкиных,
48 – дом Богомоловых,
49 – колодцы,
50 – ворота в переулках,
51 – магазин, 
52 – весовая,
53 – пожарные водоёмы,
54 – футбольное поле (в 1960-х годах),
55 – картофелехранилище,
56 – зернохранилище,
57 – домик сторожа,
58 – конный двор,
59 – аппаратная,
60 – кубовая,
61 – телятник,
62
– крольчатник,
63 – молотилка,
64 – овчарня,
65 – коровник,
66 – мост,
67 – плотина,
68 – новая кузница (построена в середине 1940-х годов),
69 – школа,
70 – клуб,
71 – скотомогильник,
72 – курятник, 
73 – старая кузница (построена в начале 1930-х)

Примечание. Серовы въехали в дом №6 после переезда семьи Ганиных. Лисихины проживали в доме №11 после переселения Шамовых, а Дороновы – в доме №13 после отъезда Филатовых. Семья Масленниковых поселилась в доме №21 после переезда Кудасовых, а Чалышевы стали жить в доме №38 после того, как из посёлка выехала семья Денежкиных. После переселения Алексевниных (№25) в этом доме жили Филатовы, однако спустя какое-то время глава семейства разобрал и перевёз избу в Выксу. На освободившемся участке И. Панфилов построил новое жилище и переселился в него из своего ветхого дома (№9). Дом №47 – бывшее здание первой школы, которое выкупил для проживания с семьёй А. Бурмистров.

Дмитрий Макаров. Фото автора и из личного архива Ивана Шиморянова


blog comments powered by Disqus